Миграционные патрули и обстановка в Москве: Интервью с начальником ГУВМ МВД

kirillovaСозданные в помощь миграционной службе народные дружины с февраля начали патрулировать рынки и вокзалы Москвы. Инициативу уже подхватили в Санкт-Петербурге — депутаты обсудили возможность создания миграционных патрулей в северной столице. О том, что дружинники призваны оказывать, прежде всего, информационную помощь приезжающим в Россию работать иностранцам, как отбирают людей в миграционный патруль, а также о том, чего ждать москвичам от изменений в миграционном законодательстве, корреспонденту РИА Новости рассказала начальник ГУВМ МВД по Москве Ольга Кириллова.

Ольга Евгеньевна, недавно на улицах Москвы появился миграционный патруль, вызвавший большой интерес москвичей. Расскажите, как появилась идея привлечь общественность к решению проблем с нелегальной миграцией?

— Москва — огромный мегаполис, привлекательный в плане трудоустройства как для россиян из других регионов страны, так и для иностранцев. Поэтому миграционная обстановка в столице весьма напряженная. Мы делаем все от нас зависящее, чтобы стабилизировать ситуацию, но результаты пока не всегда устраивают ни нас, ни жителей города. Во многом это связано с тем, что просто не хватает сотрудников, чтобы непосредственно на вокзалах и в аэропортах вести разъяснительную работу с приезжающими в Россию трудиться иностранцами. Ведь нам важно не столько пресекать правонарушения, сколько предупреждать их. Отмечу, что приезжие ведь очень часто нарушают российские законы не по злому умыслу, а по незнанию.

Выходя из поезда в чужом городе, человек может не знать, куда ему необходимо обратиться за документами, а сразу на перроне его встречают мошенники, которые предлагают за вознаграждение решить все проблемы с документами, заверяя, что все будет оформлено в соответствии с законодательством. Поэтому основная задача, которую ставим перед патрулем — информационная помощь приезжающим в Россию мигрантам, разъяснение им российских законов.

Кроме того, мы рассчитываем и на психологическое действие бордовых жилеток, в которые одеваем общественников: они схожи с жилетами сотрудников миграционной службы, и одно присутствие людей в такой форме должно предостерегать от совершения преступления.

— Может ли представитель народной дружины, например, задержать правонарушителя или составить протокол?

— Нет, контрольно-надзорные мероприятия — это полностью прерогатива работников ГУВМ МВД, патруль может лишь оказывать содействие. И вновь расчет, в том числе, на психологический момент: если одному сотруднику нарушитель может попробовать оказать сопротивление, то уже противостоять пятерке (а патрули решено составлять из одного сотрудника и четырех дружинников) поостережется.

Кроме того, москвичи часто жалуются на то, что в метро, в других людных местах, где собирается много людей иных традиций, иного менталитета, им бывает дискомфортно. А присутствие человека в форме, будь то полицейская форма или бордовая жилетка сотрудника ГУВМ МВД, действует успокаивающе.

Еще мы рассчитываем получить обратную связь с москвичами, которые часто видят нарушения миграционного законодательства, но в силу загруженности им бывает некогда посмотреть телефон нашей горячей линии, некогда позвонить. Здесь же по пути на работу есть возможность подойти к представителю патруля и сообщить, что у вас подъезде в такой-то квартире проживает большое количество мигрантов или в отселенном доме в вашем районе живут рабочие, а, может быть, вы видели живущих в подвале магазина работников? Мы эту информацию будем отрабатывать.

— Миграционный патруль будет ежедневно выходить на улицы Москвы, или это будут какие-то разовые рейды?

— Патруль будет выходить на дежурство ежедневно. С понедельника (18 февраля) в каждом округе столицы миграционный патруль вышел на работу. Пока он немногочисленный, но в дальнейшем будем развиваться. По мере обучения новых людей, патруль будет увеличиваться. Состав участников может меняться, но количественно будем выдерживать. Опыт работы московской народной дружины позволяет рассчитывать, что недостатка в людях не будет. Но в то же время мы сами не торопимся, не берем всех, кто к нам пришел. Необходимо кандидатов отобрать, провести обучение.

— Насколько предполагаете увеличить общее количество дружинников, задействованных в патрулях?

— На сегодняшний день мы готовы говорить про 300-600 человек. С этим отрядом мы сможем взаимодействовать и работать. О дальнейшем расширении миграционного патруля мы подумаем по итогам работы, через несколько месяцев проанализировав его эффективность. Тогда и будем решать, есть ли необходимость расширять отряд.

В основном, к нам в патруль приходят студенты, люди с активной жизненной позицией, пока еще не до конца сложившейся. Со временем они либо утвердятся в своем намерении наводить порядок в стране, либо станут сторонними наблюдателями и критиками. Поэтому участие в патрулях для них имеет определенный воспитательный момент. А для нас это возможность присмотреть новые кадры: не исключено, что кому-то из этих ребят понравиться работа, и после окончания вузов они придут к нам работать.

Кроме того, откликнулись молодые пенсионеры, те, кто уволился из армии, из органов внутренних дел. В 45-50 лет человек еще полон сил и энергии, у него за плечами богатый опыт, и если у них есть желание, то мы рады будем их видеть. Прийти может любой человек, без ограничения.

— Как ведется отбор людей, которые по своим психологическим качествам смогут нормально общаться с приезжими?

— Отбор как таковой проходит уже непосредственно во время работы. В ходе рейда старший группы, сотрудник ГУВМ МВД, будет смотреть на всех участников и делать свои заключения. Именно старший группы отвечает за каждого представителя дружины и, если у него есть сомнения по кому-то из участников, он их мотивирует и докладывает руководителю народной дружины. Люди, которых сотрудник службы счел недостаточно корректными или какие-то другие обнаружил с ними проблемы, участвовать в работе патрулей не будут.

— Вы упомянули, что не хватает сотрудников ГУВМ МВД для охвата всей территории. Не планируется ли расширение штата?

— Хотелось бы. На сегодняшний день мы видим положительные результаты работы управления. Только в минувшем году сотрудники пресекли более 165 тысяч нарушений миграционного законодательства (в 2011 году было пресечено 154,9 тысяч нарушений), среди которых 46,5 тысяч нарушений режима пребывания (41,4 в 2011 году) и 23,7 тысяч случаев незаконного осуществления трудовой деятельности (20,6 тысяч в позапрошлом году). К административной ответственности привлечены почти 8 тысяч должностных и около 3 тысяч юридических лиц.

Суммы взысканных штрафов весомые, в прошлом году их было наложено на 1,6 миллиарда рублей. Но, с другой стороны, мы понимаем, что процент охвата предприятий, жилого сектора недостаточный. Мы надеемся на увеличение штата, но пока исходим из того, что есть.
— Куда еще москвичи могут заявить о нарушениях миграционного законодательства, кроме как представителям патруля на улицах?

— Возможностей много. На официальном сайте управления можно отправить заявление в электронном виде, указан телефон горячей линии и дежурной части, если сообщение срочное. Кроме того, опубликованы телефоны всех руководителей по округам и аппарата управления. Здесь же можно сообщить о коррупционных преступлениях.

Мы понимаем, что в любой структуре могут быть нечистые на руку сотрудники, и хотим избавляться от них. В этой работе рассчитываем на обратную связь и просим граждан сообщать о нарушениях и злоупотреблениях сотрудников, если они с ними столкнулись.

— Много ли поступает сообщений? Расскажите, в последнее время выявляли нарушителей по сигналам москвичей?

— Обращений поступает много. Сейчас даже думаем о создании call-центра, чтобы основная часть обращений поступала все же не по почте, а шла напрямую на телефон. Бумажная или даже электронная переписка отнимает довольно много времени, а по телефону call-центра человек сможет получить короткий ответ на свой вопрос, или мы оперативно сможем снять информацию и проработать ее, не теряя времени.

Последнее крупное задержание по сигналу граждан было на западе Москвы в начале февраля. Группа москвичей написала на наш сайт в разделе «Обращение граждан» коллективное письмо, что в частично отселенных домах на Истринской улице, дом 3, корпуса 1 и 2 живут мигранты. Совместно с прокуратурой мы провели проверку и, действительно, обнаружили по указанным адресам более 100 иностранцев, работавших без оформления необходимых документов дворниками в жилищно-коммунальных организациях. Теперь им грозит выдворение из России и запрет повторного въезда в страну на несколько лет.

— Сейчас Госдума рассматривает законопроект об ужесточении ответственности за нарушение миграционного законодательства. Как считаете, с принятием закона удастся решить проблему существования «резиновых квартир»?

— Предложения по изменению миграционного законодательства были сформированы в ходе работы миграционной службы и призваны решить проблемы, с которыми мы ежедневно сталкиваемся. Так, в настоящее время мы не имеем возможности отказать человеку в регистрации, даже если на его квадратных метрах уже зарегистрировано слишком много людей и понятно, что все они там жить не могут. Но собственники жилья вправе распоряжаться им по своему усмотрению и могут на своих, допустим, 20 квадратных метрах регистрировать сколько угодно людей.

Москвичи боятся, что мы начнем охоту за теми, кто зарегистрирован, например, в Митино, а живет на Большой Ордынке. Но до такого никто доходить не собирается, свободу граждан, выбор ими места жительства и пребывания никто не будет ограничивать. В законе речь не о них. Вы можете жить у мамы, потому что вам там ближе к работе или детский сад для ребенка там лучше. Вас уже посчитали, и небольшие изменения по городу непринципиальны. В законе речь идет о злоупотребляющих.

— А о каком количестве «резиновых квартир» идет речь в Москве? Сколько их выявлено в прошлом году?

— В Москве, по состоянию на конец минувшего года, было выявлено 16 таких квартир. Речь идет о помещениях, в которых зарегистрировано более 15 человек, не являющихся близкими родственниками. Всего в них зарегистрировано 657 человек.

И в Москве не самая плохая ситуация. Мы начали бить тревогу, говорить, что есть определенные санитарные нормы. Другие заинтересованные службы и ведомства нас поддержали. К примеру, прокуратура идет нам навстречу, если мы отказываем в регистрации слишком большого количества граждан по одному адресу. Это позволяет сдерживать ситуацию.

Если говорить о миграционном учете иностранцев, то здесь предусмотрен уведомительный характер. У нас в практике даже был случай, когда жена не знала, что ее муж поставил на миграционный учет в общей квартире сотни человек.

Еще в недавнем прошлом в Москве остро стояла проблема нелегальных городков мигрантов. В последнее время о них почти не слышно, решили вопрос с ними.

Мы постоянно держим на контроле ситуацию с городками мигрантов, регулярно их проверяем. При этом мы призываем не относиться к их существованию негативно. Если крупная строительная компания привлекает тысячи работников, они должны где-то жить. Поэтому, если создается городок с приемлемыми условиями для жизни, с организованным питанием, медицинским обслуживанием, если на территории этого мини-поселка организована охрана правопорядка, то это неплохо.

— Сколько мигрантов, по вашей информации, находится на территории города?

— В прошлом году на миграционный учет в Москве мы поставили порядка 1,7 миллионов иностранцев, всего на 13 тысяч больше, чем в 2011 году. Большинство из них — граждане ближнего зарубежья: более 308 тысяч из Узбекистана, 220 тысяч из Таджикистана, 203 тысячи — Киргизия и чуть больше 149 тысяч из Украины. Некоторые из них приезжали на короткий срок, другие оставались работать. Так было оформлено 258,6 тысяч разрешений на работу, более 200 тысяч патентов.

Легально порядка 800-1000 мигрантов ежедневно находится в Москве. Некоторые из них живут и работают в Подмосковье, приезжая в столицу эпизодически: в магазины, в поисках работодателей.

— А как насчет иностранцев, работающих нелегально? По ним вы ведете статистику?

— Сопоставляя цифры по количеству въезжающих граждан и получающих разрешение на работу, мы имеем представление о людях, нелегально работающих в Москве. Но это цифры примерные, и я не хотела бы их озвучивать. Радует, что из Москвы путем жестких мер нарушителей удалось вытеснить: мы регулярно проводим совместные мероприятия с силовыми ведомствами непосредственно в проблемных точках. Не скажу, что обстановка хорошая, пока еще очень напряженная, но, тем не менее, часть нелегальных мигрантов разъехалась.

Чтобы навести порядок, нужно всем заинтересованным службам прилагать к этому усилия. Мне представляется, что чтобы люди не совершали уголовных преступлений, нужно вовремя пресекать административные правонарушения. Незамеченный небольшой проступок ведет к тому, что человек чувствует безнаказанность и думает, что и уголовное преступление может сойти ему с рук.

Чтобы пресекать преступления, в нашей службе создана электронная база отпечатков пальцев, фотографий, досье. С этого года всех иностранцев при выдаче разрешения на работу стали дактилоскопировать (ранее охватывали только незаконно находящихся на территории РФ). Теперь если на месте происшествия будут обнаружены отпечатки пальцев человека, получавшего у нас разрешение на работу, то не составит труда установить его личность.

— Удалось уже выявить преступников благодаря вашей базе?

— В этом году было очень громкое преступление — изнасилование и убийство восьмилетней Василисы Галицыной в Татарстане: преступника нашли по отпечаткам пальцев, которые он оставил на учебнике девочки. Его вычислили именно благодаря нашей базе. Мы рады, что наша информация оказывается полезной при поиске преступников.

— Скоро школьные каникулы, да и сезон летних отпусков уже не за горами. Столкнутся ли москвичи с очередями за загранпаспортами?

— Это проблемный вопрос. Мы с очередями боремся, и какое-то время их почти не было. Но существует такое понятие как сезонность. Ближе к весне люди вспоминают, что впереди летний период, и именно в это время очень много граждан приходят подавать документы. Мы стараемся изменить график работы отделов, многие подразделения начинают работать на час раньше, перекидываем сотрудников из менее проблемных подразделений туда, где обращений больше.

Помогает снять загруженность подразделения возможность подавать документы через интернет на сайте госуслуг. Так, в минувшем году мы оформили 994,2 тысячи загранпаспортов, при этом было подано 221,5 тысяч заявок через интернет. В 2011 году было оформлено 882,6 тысяч загранпаспортов.

Постараемся и в этом году, чтобы очередей не было, но гарантировать их полное отсутствие, к сожалению, пока не можем. Поэтому призываем москвичей еще до начала отпускного сезона позаботиться об оформлении загранпаспорта, чтобы не создавать ажиотажа в последние месяцы весны.

РИА Новости, 27.02.2013

Источник: Мигрант.Фергана.Ру

Наши информационные партнеры

  • partners2_1.jpg
  • partners2_2.jpg
  • partners2_3.jpg
  • partners2_4.jpg
  • partners2_5.jpg
  • partners2_6.jpg

Наши информационные партнеры

  • p1
  • p2

Новости

14 Ноября 2016
Миграционное управление столичного главка МВД до следующего года поменяет свой адрес с центра Москвы на Новомосковский округ, сообщил «Интерфаксу» осведомленный...
Изменился срок обязательного проживания участников программы переселения в выбранном регионе
02 Марта 2016
Президент России изменил срок обязательного проживания участников Госпрограммы переселения и членов их семей в выбраном ими регионе России. Теперь участник...
20 Ноября 2015
Стоимость трудового патента для трудовых мигрантов, работающих в Москве, в 2016 году возрастет на пять процентов и составит 4200 рублей,...