О чем говорит статистика по трудовой миграции из Таджикистана в Россию: цифры и анализ

71727e4fe826e612590b76d371aТрудовая миграция остается наиболее мощным ресурсом российского общественного и экономического влияния на ситуацию в Таджикистане. По официальным статистическим данным Федеральной миграционной службы России в последние годы, число граждан Республики Таджикистан, находящихся на территории Российской Федерации, варьируется вокруг отметки 1-1,2 млн человек и уступает только представителям Украины и Узбекистана, население которых в 3,5-5 раз больше чем в РТ. Таджикистан, наряду с Молдавией и Киргизией, стабильно входит в число стран, экономика которых наиболее зависит от миграции. Отсюда, не будет преувеличением сказать, что возможность работать в России для большого числа граждан республики остается залогом роста их уровня жизни, а для самого Таджикистана в его нынешнем виде важным условием сохранения как независимого светского государства. В этом качестве трудовая миграция по-прежнему недооценена российскими политикоформирующими органами: с ней мало ведется направленная информационная и политическая работа, хотя в течение последних лет сделано многое для легализации и адаптации иностранных рабочих и снижения социального недовольства этой категорией лиц в России. О месте и значении миграционных процессов для двусторонних отношений России и Таджикистана рассуждает руководитель Уральского регионального информационно-аналитического центра Дмитрий Попов.

По информации ГУВМ МВД, на 11 мая 2015 года, в России находилось 990 275 таджикских граждан. Из них в половозрастном разрезе самую крупную категорию составляют молодые трудоспособные мужчины в возрасте от 18 до 29 лет – 411 615 человек. Абсолютное большинство граждан РТ, пребывающих на территории России – трудовые мигранты и члены их семей.

В отношении к численности населения современного Таджикистана (около 8,3 – 8,4 млн чел.) доля трудовых мигрантов может превышать 10-12% от общего числа жителей страны и достигать 20-25% наиболее трудоспособного мужского населения в возрасте от 18 до 40 лет. В возрасте до 30 лет, по данным Всемирного банка, работу за пределами своей страны ищут до 40% таджикистанцев.

При этом реальное число работающих в России выходцев из РТ, скорее всего, существенно больше, поскольку официальная статистика охватывает не все категории иностранцев, в частности, въехавших и пребывающих в РФ нелегально. Представители ГУВМ МВД оценивают число нелегальных мигрантов в России всех национальностей по состоянию на февраль 2015 года в более чем 2 млн человек, среди которых значительное количество таджиков.

Таджикская сторона в лице Миграционной службы Министерства труда,  миграции и занятости Республики Таджикистан и Агентства по статистике при Президенте РТ, как правило, дает меньшие цифры по трудовой миграции в РФ (670 тыс в 2014 году), а общественные организации мигрантов в России зачастую, напротив, завышают их. И в том и другом случае сказывается наличие политической мотивации при проведении исследований, а также разница в методах подсчета. В частности, как утверждают в Минтруда Таджикистана, в своей статистике, в отличие от ГУВМ МВД РФ, они не учитывают 400 тыс таджикистанцев, которые ранее получили гражданство России в рамках действующего между сторонами соглашения о двойном гражданстве.

Популярностью у таджикских трудовых мигрантов пользуются такие направления как Москва и Подмосковье (по некоторым оценкам, принимающие 60% от их общего числа), Урал и Сибирь. Представители Миграционной службы РТ находятся в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Самаре и Краснодаре. Выбор России в качестве пункта назначения мигрантами определяется наличием в РФ большой таджикской диаспоры с устоявшимися связями; более высоким уровнем оплаты труда; фактом сосуществования ранее в едином государстве и подтвержденной восприимчивостью таджиков к русской культуре, ментальности и языку; льготными в сравнении с другими направлениями (в частности, арабскими государствами) условиями пребывания в России для граждан стран СНГ; относительной транспортной доступностью (применительно к Таджикистану – через авиационное сообщение); устойчивым ростом в последние годы российской экономики и потребностью ряда отраслей в дешевой низкоквалифицированной рабочей силе; переизбытком трудовых ресурсов в самом Таджикистане.

По оценкам Всемирного банка, в течение последних лет денежные переводы таджикских трудовых мигрантов из России в среднем составляли более 40% ВВП республики. По этому показателю Таджикистан стабильно входит в число стран, экономика которых наиболее зависит от миграции, наряду с Молдавией и Киргизией. Согласно последним расчетам ВБ, в 2014 г. объем денежных переводов мигрантов зафиксирован на уровне 42,7% ВВП, что сделало Таджикистан самым зависимым от денежных переводов государством в мире. 90% транзакций осуществляются из России. По информации ЦБ РФ, в 2014 г. из России в Таджикистан через системы денежных переводов (Anelik, BLIZKO, Contact, InterExpress, UNIStream, Western Union, Колибри, Золотая Корона, ЛИДЕР, Почта России) было перечислено 3,83 млрд дол., однако эта цифра не полная, поскольку не учитывает средства, вывезенные в наличной форме и выведенные через неформальные каналы, такие как «хавала». По объему денежных переводов из России Таджикистан уступает только Узбекистану, который более чем вдвое превышает его по числу мигрантов и втрое по населению.

Поступающие из России «живые деньги» поддерживают в республике внутренний потребительский спрос и, особенно, рынок услуг, на который приходится до 40% экономики. Они принципиально снижают социальную напряженность, не позволяя ей вылиться в массовое протестное движение и дестабилизировать государство, где после гражданской войны сохраняются, а в некоторых случаях и усугубляются общественно-политические дисбалансы, религиозные, этно-территориальные и экономические противоречия. Переводы способствуют сокращению в Таджикистане бедности, уровень которой, рассчитанный на основе международной черты бедности в 2,5 доллара в день по паритету покупательской способности, снизился с 40,9% в 2012 году до 33,8% в 2014 году. Отсюда, не будет преувеличением сказать, что возможность работать в России для большого числа граждан республики остается залогом роста их уровня жизни, а для самого Таджикистана в его нынешнем виде важным условием сохранения как независимого светского государства.

Высокую степень зависимости республики от трудовой миграции продемонстрировала стагнация экономического роста в России в 2014-2015 гг., усугубленная западными санкциями и резкими колебаниями валютных курсов. В соответствии с сведениями Национального банка Таджикистана, в результате резкой девальвации российского рубля после 19 процентного роста в 2013 г., стоимость денежных переводов в долларовом эквиваленте снизилась на 8,3% в 2014 г. В начале 2015 г., по оценкам НБТ, она продолжила падение: в январе-апреле 2015 г. в республику физическими лицами было перечислено 615,6 млн дол, что на 318,6 млн (т.е. на 34,1%) меньше показателя аналогичного периода прошлого года. Сокращение валютных поступлений в страну привело к разбалансировке внутреннего валютного рынка, в т.ч. ускоренному падению курса сомони к доллару и росту инфляции, в ответ на что Нацбанк РТ был вынужден ввести ряд экстренных ограничений на финансовые операции, приостановив с апреля 2015 г. на всей территории страны деятельность пунктов обмена валют физическими лицами.

Неблагоприятную для Таджикистана ситуацию, вызванную девальвацией рубля, осложнило и то обстоятельство, что она совпала с поэтапным ужесточением российского миграционного законодательства. Очередные поправки в него начали действовать с 1 января 2015 года, обязав мигрантов из стран СНГ въезжать в Россию по загранпаспортам, сдавать экзамены на знание русского языка, основ истории и конституционного строя, расширив патентную систему на новые категории работников и ужесточив ответственность за нарушения миграционного законодательства. В результате, по данным министра труда, миграции и занятости населения РТ С.Тагозода, на май 2015 года лишены права въезда в Россию за нарушения правил пребывания 276 тыс граждан Таджикистана, еще свыше 400 тыс находятся в трудовой миграции, но составляют так называемую «группу риска» по причинам недостаточного знания языка и истории России. Рост числа «невъездных» становится для Таджикистана серьезнейшей проблемой, которую его официальные лица будут все чаще поднимать в ходе переговоров с российской стороной.

Снижение валютных доходов, ужесточение миграционных правил и экономические проблемы в России привели к сокращению общего числа таджикских мигрантов в РФ, хотя и не столь значительному, как можно было ожидать. С весны 2013 г. по весну 2015 г., по статистике ГУВМ МВД РФ оно уменьшилось примерно на 200 тыс с 1,2 млн до чуть менее 1 млн человек. Наряду с падением мировых цен и спроса на основные экспортные товары РТ (алюминий и хлопок) это неблагоприятно отразилось на экономике республики, внеся свой вклад в замедление темпов роста ВВП с 7,4% в 2013 г. до 6,7% в 2014 г., увеличение инфляции в этот же период с 3,7% до 7,4% и дефицита счета текущих операций до 7% ВВП.

Негативные тенденции вновь продемонстрировали уязвимость Таджикистана от положения дел в России. Ранее они уже имели место в 2009 г., когда миграция, вопреки первоначальным прогнозам правительства РТ, также стала одним из основных каналов трансляции кризисных явлений из российской экономики в таджикскую. В дальнейшем по мере нормализации ситуации в РФ происходило ускоренное восстановление и экономического роста в Таджикистане. Независимо от текущего спада, в долгосрочной перспективе, если Душанбе не сделает качественный хозяйственный рывок и кардинально не увеличит количество внутренних рабочих мест, зависимость республики от трудовой миграции и денежных переводов из России сохранится и, не исключено, усилится. Это обусловлено тем, что Таджикистан остается одной из самых бедных, но при этом молодых и быстро растущих стран постсоветского пространства.Ежегодные темпы роста населения составляют свыше 2%, а число жителей в возрасте до 14 лет в 2015 г. достигло 3 млн чел., т.е. более 35% всего населения.

По понятным причинам, миграция является важнейшим пунктом повестки дня двусторонних отношений России и Таджикистана. Она регламентируется внутренним законодательством сторон и рамочным межправительственным Соглашением о трудовой деятельности и защите прав граждан Российской Федерации в Республике Таджикистан и граждан Республики Таджикистан в Российской Федерации от 16 октября 2004 г. В 2013-2014 гг. в него были внесены дополнения, позволившие таджикским трудовым мигрантам пребывать на территории России без регистрации 15 дней (вместо 7) и получать разрешение на работу на три года (вместо одного). Льготы (по существу, символичные для российской дипломатии, но важные для Таджикистана) предоставлены в рамках пакета договоренностей по продлению до 2042 г. срока присутствия на территории РТ 201-й российской военной базы, которые были достигнуты в ходе визита президента В. Путина в Душанбе в октябре 2012 г.

В настоящее время на уровне российско-таджикской межправительственной комиссии подготовлены и обсуждаются еще четыре дополнительных соглашения к базовому договору по миграции, которые призваны обеспечить организованный набор трудовых мигрантов в Таджикистане представителями российских официальных структур; усиление обмена информацией о нарушителях миграционного режима; заключение соглашения о реадмиссии (согласии Таджикистана принимать высланных из РФ нелегальных мигрантов) и взаимный обмен представительствами миграционных органов. По оценкам главы МИД РФ Сергея Лаврова, документы «позволят разрешить максимальное количество проблем, пока еще существующих в этой области», в том числе «вывести трудовых мигрантов из тени». Еще одна тема, неоднократно поднимавшаяся сторонами – возможность создания в Таджикистане центров профподготовки для мигрантов.

Одновременно миграция постоянно находится в фокусе общественного внимания в Таджикистане. Местные средства массовой информации и общественность остро реагируют на резонансные факты нарушения прав мигрантов, причинения вреда их жизни и здоровью, проявления национализма и дискриминации. Широкой отрицательный резонанс в республике получают резкие высказывания российских политиков в адрес таджикского народа, наподобие заявления лидера ЛДПР В. Жириновского, прозвучавшего в эфире телеканала «Россия» в апреле 2013 г., о необходимости запрета въезда таджикских мигрантов в РФ, в результате чего, по его мнению, «афганские исламисты затопчут Таджикистан», а президента Э. Рахмона «как Наджибуллу, повесят в центре города Душанбе». Подобные оценки в республике не оставляют без внимания не только национал-патриотические и ориентированные на запад СМИ и НКО, но и лояльные России информационные ресурсы, а также отреагировавший нотой МИД РТ.

Миграцию как информационный повод активно используют враждебные России силы, в т.ч. радикального исламистского толка, а также политические противники режима Э. Рахмона для дискредитации образа и действий России на центральноазиатском направлении, нередко манипулируя цифрами, например, умерших в РФ трудовых мигрантов. Ежегодно, по данным МВД РТ, из России на родину доставляется около 1 тыс тел умерших граждан Таджикистана. Но по информации общественных объединений мигрантов, с учетом тех, кто был похоронен в России и пропал без вести, общее число ежегодных смертей таджиков здесь превышает 2 тыс. Подавляющее большинство из них погибает в результате болезней, тяжелых условий труда и конфликтов с соотечественниками. Однако особый акцент в местных СМИ делается на случаях, когда таджикистанцы становятся жертвами убийств на почве национальной ненависти.

В среде самих мигрантов в России, наблюдающих другое качество жизни и находящихся в зарубежном информационном поле, более сильны пророссийские взгляды и критические настроения по отношению к руководству Таджикистана. Этим обстоятельством пользуются оппозиционные партии и движения республики, а также экстремистские организации, ведущие за пределами республики пропаганду своих идей. Так, еще в сентябре 2011 г. на очередном съезде главной оппозиционной силы в РТ – Партии исламского возрождения Таджикистана – была принята программа, предусматривающая активизацию работы с таджикскими мигрантами в России, после чего заметно возросла интенсивность поездок ее председателя Мухиддина Кабири в регионы РФ. Попытки использовать протестный потенциал мигрантов предпринимает и таджикская несистемная оппозиция, в частности «Группа-24», лидер которой Умарали Кувватов призывал к организации в Душанбе таджикского «майдона», но  был застрелен в марте 2015 г. в Стамбуле. Замкнутые сообщества мигрантов – традиционный вербовочный контингент также для международных радикальных исламистских структур (салафитов, Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, Исламской партии Туркестана и др.), которые привлекают их к подрывной деятельности в России и участию в вооруженных конфликтах за рубежом (в Афганистане, Сирии, Ираке).

В качестве ответных мер руководство Таджикистана ведет разъяснительную работу среди мигрантов через свои дипломатические и консульские учреждения, эмиссаров правящей Народно-демократической партии Таджикистана, лояльных бизнесменов и руководителей диаспор. В октябре 2014 г. президент РТ Э. Рахмон провел встречу с руководителями 20 диаспор и обществ таджиков России, на которой поддержал предложение о создании Всероссийской организации таджиков для координации их деятельности в РФ.

Одновременно с попытками усилить контроль за объединениями трудовых мигрантов за рубежом, власти республики, хорошо осведомленные о преобладающих здесь настроениях, искусственно ограничивают возможности для их голосования на национальных выборах. В ходе президентской избирательной кампании в РТ в ноябре 2013 г. в России открылись только 24 участка для голосования (в самой республики – 3,3 тыс), при том что ГУВМ МВД оценивало в этот период численность находящихся в РФ граждан Таджикистана, в возрасте старше 18 лет, примерно в 1,1 млн чел., т.е. в 26% от общего числа таджикских избирателей (4,2 млн). В итоге, из мигрантов, по данным таджикской оппозиции, проголосовать смогло не более 5%. Также граждане РТ, если они последние 5 лет не проживали на территории Таджикистана, не имеют права баллотироваться в депутаты.

Как показывают социологические исследования, проводившиеся в последние годы среди таджикистанцев в России, средний возраст мигранта имеет тенденцию к уменьшению, падает и образовательный уровень. Большинство рассматривает пребывание в России как временный этап и готово мириться с бытовыми трудностями, живет небольшими группами, образуемыми по земляческому принципу. Предпочитаемые сферы деятельности – торговля, строительство, ЖКХ и транспорт. Особое беспокойство приезжих вызывают ужесточение миграционного законодательства, падение валютных доходов, рост затрат на оформление миграционных документов (на 1 января 2015 г. в Москве в среднем около 14,5 тыс руб.), коррупция в правоохранительной системе, дискриминационное отношение в российском обществе, нарушение трудовых прав со стороны работодателей. Также таджики обращают внимание, что с повсеместным введением годовых патентов практически нивелированными оказались прежние договоренности о предоставлении им разрешения на работу в течение 3-х лет.

С другой стороны, трудовая миграция остается раздражающим пунктом и в российском общественном мнении. Недовольство россиян вызывают незнание русского языка, игнорирование иностранцами местных традиций и норм поведения, оттягивание рабочих мест, этническая преступность, антисанитария.

В соответствии с данными московского правительства, озвученными в феврале 2015 г., около 5% мигрантов, въезжающих в столицу, болеют тяжелыми заболеваниями (ВИЧ-инфекцией, открытой формой туберкулеза и т.д.). В Таджикистане подорвана система санитарно-эпидемиологического надзора, в результате чего весной 2010 г. здесь произошла эпидемия полиомиелита среди детей. В ответ на вспышку заболевания компетентные органы России были вынуждены ввести карантинный контроль для граждан РТ в аэропортах и временно запретить въезд из Таджикистана детям до шести лет.

Что касается преступности, то до 2014 г. в крупных городах России стабильно росло число тяжких преступлений, совершаемых мигрантами, провоцируя рост этнической напряженности, однако после введения новых миграционных правил этот индикатор стал снижаться. Всего в 2014 г. органами МВД РФ зарегистрировано 38,4 тыс преступлений, совершенных гражданами государств СНГ в России, что составило 1,8% от их общего количества (2,16 млн). В Москве число преступлений, совершенных мигрантами, уменьшилось в 2014 г. на 15% и это благоприятно отразилось на межнациональных отношениях. Таджикские диаспоры не относятся к числу самых криминализированных иностранных сообществ, но имеют отчетливую специализацию на поставках афганских наркотиков. Через республику проходит один из главных маршрутов трафика опиатов в северном направлении, в рамках которого мигранты из этой страны систематически вербуются на роль мелких курьеров.

В целом, трудовая миграция остается наиболее мощным ресурсом российского общественного и экономического влияния на ситуацию в Таджикистане. В этом качестве она по-прежнему недооценена российскими политикоформирующими органами: с ней мало ведется направленная информационная и политическая работа, хотя в течение последних лет сделано многое для легализации и адаптации иностранных рабочих и снижения социального недовольства этой категорией лиц в РФ. Принципиальное значение миграции для двусторонних отношений России и Таджикистана сохранится на долгосрочную перспективу и будет основным побудительным мотивом для возможного вхождения республики в Евразийский экономический союз.

 

Источник

 

Наши информационные партнеры

  • partners2_1.jpg
  • partners2_2.jpg
  • partners2_3.jpg
  • partners2_4.jpg
  • partners2_5.jpg
  • partners2_6.jpg

Наши информационные партнеры

  • p1
  • p2

Новости

14 Ноября 2016
Миграционное управление столичного главка МВД до следующего года поменяет свой адрес с центра Москвы на Новомосковский округ, сообщил «Интерфаксу» осведомленный...
Изменился срок обязательного проживания участников программы переселения в выбранном регионе
02 Марта 2016
Президент России изменил срок обязательного проживания участников Госпрограммы переселения и членов их семей в выбраном ими регионе России. Теперь участник...
20 Ноября 2015
Стоимость трудового патента для трудовых мигрантов, работающих в Москве, в 2016 году возрастет на пять процентов и составит 4200 рублей,...