Россия не гарантирует безопасности узбекским мигрантам

migrantossВ последнее время трудовым мигрантам работать и жить в России намного безопаснее, если они находятся на нелегальном положении — так утверждают очевидцы и эксперты. Связано это с тем, что правоохранительные органы и спецслужбы РФ за последние годы наладили тесные контакты со своими коллегами из стран Центральной Азии, в частности, из Узбекистана. Как заметила по этому поводу председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, в общем-то, это сотрудничество не прерывалось никогда, в том числе и с распадом Советского Союза. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сотрудники силовых ведомств двух государств «с пониманием» относятся к просьбам друг друга. Это заключается в том, что узбекские силовики отслеживают на территории РФ и задерживают — тоже с согласия российских сотрудников спецслужб — всех «нежелательных» для Узбекистана граждан.

«Служба национальной безопасности Узбекистана ведёт себя в России, как у себя дома, — говорит по этому поводу Ганнушкина, — они могут украсть любого узбекистанца и переправить его в Узбекистан, и препятствий этому никто не чинит».

Приключения узбеков в России

Однако с недавних пор под статус «нежелательных» стали попадать практически любые узбекские граждане, которых по каким-то причинам власти Узбекистана решили вернуть домой. Как пример можно привести случай с кашкадарьинцами, братьями Гафуром и Зухритдином Рахимовыми (1987 и 1983 годов рождения соответственно).

Братья приехали в Россию на заработки, оформили все необходимые документы, в том числе и временную регистрацию, устроились на работу на ремонте теплотрассы в Москве.

«В Узбекистане не было работы, мало платили – около 100-200 долларов. Тут сразу стал получать 1,5 тыс. долларов. Работал с 8 до 17 часов. Суббота, воскресение – выходные, — вспоминает Гафур. — В Узбекистане остались жена и сын, которым я переправлял деньги».

Когда Гафур уже собрался ехать домой навестить семью, то вдруг узнал, что, оказывается, в Узбекистане он находится в розыске по обвинению в экстремистской деятельности и в членстве в ваххабитской организации. Причём узнал он это от московского участкового, который пришёл к Гафуру по зарегистрированному самим же мигрантом адресу. Узбекистанца забрали в отделение полиции.

«Там меня допрашивали, выясняли, кто я и что. Спрашивали, жил ли я в Афганистане, в Таджикистане в каком-то там городе, я его даже не знаю и названия не запомнил. Потом показывали какие-то фотографии с незнакомыми мне людьми, спрашивали, знаю ли я их. Я честно сказал, что никого из них не знаю», — рассказывает кашкадарьинец.

Знакомство с российскими правоохранительными структурами закончилось для Гафура шестимесячным заключением в следственном изоляторе (СИЗО). Но и на этом злоключения трудового мигранта не закончились. Сразу же после освобождения прямо у ворот СИЗО трудового мигранта опять задержали полицейские для «проверки документов». И опять отделение, наручники, допросы…

«Меня хотели депортировать. На следующий день мне предъявили обвинение по статье 18.8 административного кодекса («Нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Российскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации» – прим. ред.) и передали в ГУВМ МВД (Федеральная миграционная служба). Там «пробили» мои данные, выяснили, что у меня всё «чисто», выдали справку и отпустили», — говорит мигрант.

Его брата, Зухритдина, «взяли» в вагоне поезда. Он также работал «на теплотрассе» в Москве, но в дальнейшем хотел перебраться работать дальше на Запад. Поэтому и решил ехать на Украину. Доехал Зухриддин только до Калуги, где после вечерней пьянки с попутчиком (и это обвиняемый в ваххабизме!) сотрудники полиции ссадили его с поезда и доставили в отделение.

«Там меня обыскали. Искали оружие и наркотики, но ничего не нашли. Утром предъявили обвинение по пяти статьям уголовного кодекса, — рассказывает Зухритдин, — Общий срок заключения по ним составляет 10-15 лет».

Затем мигрант был отправлен в СИЗО, где провел полгода, из которых больше половины — в «спецблоке».

«В спецблоке меня держали как террориста-ваххабита, — вспоминает узбекистанец. — Потом приехали какие-то женщина и мужчина, сказали, что меня ищет СНБ, и спросили, почему. А я откуда знаю, почему? Они говорят, что, может быть, я моджахед или ваххабит… Я им сказал, что не понимаю, о чём они говорят. Какой ваххабит? Какой моджахед? Я дом хочу купить в Узбекистане и сюда приехал деньги заработать».

Ещё во время отсидки с Рахимовым беседовали сотрудники СИЗО и выясняли, что он будет делать, если его освободят – останется в России или вернётся в Узбекистан. Всем своим видом и интонациями они давали понять «сидельцу», что их устроил бы второй вариант ответа на этот вопрос. Затем был суд, на котором судья заявил, что данные о Зухритдине были отправлены в Узбекистан, но ответ до сих пор не получен, следовательно, человек должен быть отпущен. Правда, судья пригрозил, что может задержать под стражей Рахимова до получения ответа ещё на 9 месяцев, однако уже успевший ознакомиться с российскими законами мигрант парировал, что по закону его не имеют права задерживать более чем на 6 месяцев. С этим Зухритдин и был освобождён из зала суда.

Ищите возле фонаря — там светлее

Фактически, сегодня в России сложилась ситуация, когда по запросу из Узбекистана может быть задержан и помещён «до выяснения» в следственный изолятор любой гражданин этой страны. При этом российские правоохранительные органы не обращают внимания на то, что после такого задержания мигрант наверняка потеряет работу, так как работодатель не будет терпеть постоянных «отсидок» своих сотрудников. Сами же мигранты после таких коллизий фактически остаются «на улице» без гроша в кармане и хорошо, если найдут заработок. А не пополнят ряды бомжей или, что всего вероятнее, этнических преступных групп.

Случай с братьями Рахимовыми далеко не единичный. Как говорит директор Консультативно-правового центра «Помощь» («Ёрдам») Бахром Хамроев, такое происходит сегодня сплошь и рядом.

«Я сейчас нахожусь в Мурманске и отслеживаю точно такие же дела, — говорит «Фергане» Хамроев, — после задержания на мигрантов оказывается давление, чтобы они сознались в том, в чём их обвиняют узбекские власти».

Московский адвокат Илларион Васильев утверждает, что риск быть задержанным по запросу узбекских властей в России одинаков как для легальных, так и для нелегальных мигрантов.

«Только нелегалов могут выдворить принудительно, не утруждая себя экстрадиционными проверками. Выявить человека могут в любое время. То, что он до этого легально прошел всевозможные государственные процедуры — не панацея, — объясняет ситуацию «Фергане» юрист, — В определенный момент его задерживают в метро и устанавливают, что он в межгосударственном розыске. Далее он от полугода до полутора лет сидит в СИЗО и ожидает выдачи. Если экстрадируемый не получит от Европейского суда временных мер — запрета на выдачу в Узбекистан, который обязателен для властей Российской Федерации, то его, вероятно, выдадут».

По словам Васильева, возможно, экстрадируемый даже и не узнает о его праве на обращение в Европейский суд, как и не узнает о праве просить убежище. Адвокат в ходе экстрадиционной проверки предоставляется только в суд при аресте и продлении срока содержания под стражей.

«Обычно это адвокат по назначению, который особо в дела подзащитного не вникает и тонкостей защиты по экстрадиционным делам не знает», — заключает Васильев.

Вместе с тем, адвокат согласен, что легальных мигрантов задерживать и легче, и сподручнее: «так пьяница ищет потерянный кошелек около уличного фонаря, потому что там светлее».

Коснуться может каждого

По мнению Хамроева, дело даже не в юридических тонкостях и специфичном узбекском «беспределе». Правозащитник считает, что таким образом президент Узбекистана Ислам Каримов пытается вернуть в страну как можно большее количество мигрантов.

«Зачем? Мне кажется, что так проявляется страх Каримова перед украинскими событиями, — говорит директор «Ёрдам». — Он не верит России и думает, что с помощью обжившихся в РФ узбекских трудовых мигрантов она может способствовать смене власти в Узбекистане. Для Каримова удобнее, если все эти узбеки будут находиться «под боком». Так их легче контролировать, а если понадобится, то и уничтожить, как это уже было в Андижане».

Тем временем отношения одного из братьев, Гафура Рахимова, с российским правосудием продолжают «гармонично» развиваться. Имея на руках выданную ему ГУВМ МВД справку, в середине этой недели он был вызван в Красногорскую прокуратуру. Вызвавшая его сотрудница прокуратуры Юлия Прослова отказалась давать комментарий «Фергане», сославшись на то, что не имеет права это делать без разрешения своего непосредственного начальства. Однако самому Гафуру по телефону сообщили, что его злоключения заканчиваются. Действительно, после приезда мигранта в прокуратуру, с ним провели беседу и довели до сведения, что в ближайшее время ему выдадут паспорт беженца…

Дмитрий Аляев

 

Источник

Наши информационные партнеры

  • partners2_1.jpg
  • partners2_2.jpg
  • partners2_3.jpg
  • partners2_4.jpg
  • partners2_5.jpg
  • partners2_6.jpg

Наши информационные партнеры

  • p1
  • p2

Новости

14 Ноября 2016
Миграционное управление столичного главка МВД до следующего года поменяет свой адрес с центра Москвы на Новомосковский округ, сообщил «Интерфаксу» осведомленный...
Изменился срок обязательного проживания участников программы переселения в выбранном регионе
02 Марта 2016
Президент России изменил срок обязательного проживания участников Госпрограммы переселения и членов их семей в выбраном ими регионе России. Теперь участник...
20 Ноября 2015
Стоимость трудового патента для трудовых мигрантов, работающих в Москве, в 2016 году возрастет на пять процентов и составит 4200 рублей,...